Дорогие друзья!
В связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией все сотрудники Фонда «Начинание» работают удалено.
В связи с этим возникают задержки в оформлении оригиналов документов (договоры, акты и приказы).
Просьба отнестись с пониманием! Будьте здоровы и берегите близких!

С уважением, Команда Фонда «Начинание»

Строим Монастырь всем миром!

Автор проекта: Галина Храмцова

Категория: Социальные, Населенный пункт: г. Вязьма РФ





Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь строится под Вязьмой, там, где в октябре 1941 года наши деды защищали Москву от наступления немецких войск. Это единственный монастырь, в котором постоянно поминаются воины, защитившие нас в Великую Отечественную войну, и все те защитники Отечества, которые погибли, исполняя свой долг, в современных вооруженных конфликтах.


Цель и задачи

Возведение монастырей на ратных полях – давняя православная традиция. Каждой значимой победе и воинам-героям посвящен благодарственный храм или монастырь. Но сегодня в России нет ни одного монастыря, который был бы возведен в новое послереволюционное время. И ни одного монастыря, посвященного памяти воинов Великой Отечественной войны. Мы приглашаем вас принять участие в строительстве первого в России монастыря поминовения воинов Великой Отечественной войны. Построить монастырь Великой Победы, в котором постоянно возносятся молитвы о наших защитниках, и построить обитель всем миром!


О проекте

«В детстве, когда мне говорили: «Твой дед пропал без вести в начале войны», - я представляла седого старика. Потом я узнала, что моему деду Александру было 32 года, когда он ушел на фронт. Дома осталась жена с тремя детьми. Младшему было всего два года. Это был мой отец. А сейчас мои сыновья перешагнули 30-летие, а внуки у меня достигли того возраста, когда мой отец остался сиротой. Сколько ужаса вызывает только одна мысль: «А если бы война случилась сейчас?!» Кажется, что сердце разорвется на части.

А они, наши деды и прадеды, оставили дом, родителей, жён, детей и пошли на верную смерть. И победили. Победили не только врагов. Они победили смерть! Ведь у Бога все живы! И живы они, пока мы их помним.

Дед! Я не знаю, где ты погиб и похоронен ли ты. Но я одна из тех, кто строит монастырь, в котором постоянно поминают тебя и других воинов, отдавших свои жизни за нас: за своих детей и не родившихся тогда еще внуков и правнуков. Этот монастырь – моя благодарность тебе и память, одетая в камень, которая будет стоять в веках. И уже мои внуки и правнуки будут говорить с гордостью: этот монастырь построен благодарными потомками своим героическим предкам!»

Галина Пантелеевна Храмцова, прихожанка Спасо-Богородицкого Одигитриевского монастыря поминовения воинов, который строится под Вязьмой.

Монастырь строится на земле, пропитанной кровью наших отцов и дедов. В октябре 1941 года здесь, под Вязьмой, в считанные дни в окружении так называемого «Вяземского котла» погибли и были взяты в плен около миллиона человек. Спастись удалось немногим.

Монастырь поминовения воинов возводится на том самом месте, где был удачный прорыв из окружения, и на месте, с которым Церковное предание связывает чудесное явление Пресвятой Богородицы.

Одна из почитаемых святынь монастыря – икона Одигитрия «Вяземская ратная», написанная по благословению духовного отца матушки-настоятельницы игумении Ангелины (Нестеровой), фронтовика, насельника Троице-Сергиевой лавры схиархимандрита Михаила (Балаева, 1924-2009).

Когда в октябре 1941 года определялись места прорыва из окружения, направлений было несколько.

Задача была рассеять внимание неприятеля и постараться, чтобы хоть один прорыв удался. Солдат, который рассказывал эту историю отцу Михаилу, упомянул и о том, что, когда выходили по реке Курьяновке от села Богородицкое, солдаты увидели, как над верхушками кустарников шла женщина. Вот, как запомнился этот рассказ солдата:

"Мы лежали в окопах недалеко от Богородицкого, на вечер был назначен прорыв немецкой линии. Огонь с немецкой стороны не прекращался. Артиллерия, минометы, пулеметные очереди — казалось, голову от земли поднять невозможно. Вдруг видим, откуда-то появилась женщина не очень высокого роста, в темной одежде, — то ли накидка не ней, то ли широкий плащ. Пошла по кустарнику и как бы рукой звала за собой. Пригнувшись, мы побежали за ней, но не все — может, другие ее не видели. Пробежали так километров пять. Она вроде бы шла медленно, а мы еле за ней поспевали. Потом она стала подниматься в небо и удалилась, а мы остановились, поняв, что бой уже идет за нашими спинами. Так и вышли из окружения".

Монастырь открыт решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 25 июля 2014 года. Построен и действует храм Покрова Пресвятой Богородицы, завершаются работы над надвратным храмом в честь Спаса Нерукотворного Образа, сестринским и административными корпусами.

Как говорит матушка-настоятельница игумения Ангелина (Нестерова), возможность участвовать в строительстве монастыря – это великий дар от Господа и благословение свыше для всей семьи и для всего вашего рода.

Сейчас есть возможность принять участие в строительстве надвратного храма в честь Спаса Нерукотворного, сделать пожертвование на медное покрытие для крыши.

Имена воинов и благотворителей монастыря записываются на кирпичики, которые встраиваются в стену монастыря, и вписываются в синодик и сестринский помянник. Сестры и духовенство монастыря неустанно молятся о упокоении воинов и о здравии и благоденствии благотворителей обители.

Мы верим, что о здравии благотворителей и их рода молятся и те воины, которые ушли ко Господу в годы Великой Отечественной войны, и они как мученики предстоят Небесному Престолу за всех нас. Душа чувствует молитвы, приносимые за нее, благодарна тем, кто их возносит, и духовно близка к ним.

Так во Христе мы все едины, ибо у Бога нет мертвых, у Бога все живы!

 

Записать воина на вечное поминовение, подробнее узнать о строительстве монастыря и жизни обители можно на сайте, созданном прихожанами и благотворителями, www.stroimmonastir.ru (Строим Монастырь).

Президент благотворительного фонда "СТРОИМ МОНАСТЫРЬ" Галина Пантелеевна Храмцова.

Бюджет проекта:

Сумма

Комментарий

1

600 000 руб.

Покрытие крыши надвратного храма в честь Спаса Нерукотворного Образа из меди

Итого: 600 000 руб.


Дорогие наши друзья и соработники, наши благотворители!

Благодаря вам и вашей поддержке у храма Спаса Нерукотворного Образа в Спасо-Богородицком Одигитриевском женском монастыре под Вязьмой теперь будет крыша из меди. Работы по покрытию уже начались!

Мы приглашаем всех вас приехать в обитель поминовения воинов, записать имя своего деда в синодик монастыря для вечного поминовения, помолиться о упокоении его души, поблагодарить.

Также вы можете записать имя воина через сайт www.stroimmonastir.ru и следить на сайте за ходом строительства обители, посильно участвовать в работе. Как доехать до монастыря, можно узнать в разделе контакты.

Дорогие наши благотворители! Большинство перечислений было сделано анонимно и мы не сможем отблагодарить вас лично, но таков ваш выбор. А нам бы очень хотелось познакомиться с вами!

Все новости о ходе строительства и наших мероприятиях мы публикуем на сайте www.stroimmonastir.ru и в блогах и страничках соцсетей

https://www.facebook.com/stroimmonastir.ru

https://www.instagram.com/stroimmonastir.ru/

Telegram @stroimmonastir

Смотрите, читайте, участвуйте в строительстве обители вместе с нами!


29.11.2018 13:12

Имя воина Игорь Долбик. Записала внучка Оксана.

Дорогой дед Игорь, это письмо тебе, моему молодому и красивому деду, с которым мы никогда не встречались.

Сегодня я снова смотрю на твою фотографию: на губах едва заметная улыбка, а глаза – грустные. Ты прошел всю войну и тебе – 18 лет! Невероятно!

Когда стало понятно, что война случилась, хотя верить еще не хотелось, но самолеты немецкие уже летели над родной Беларусью, ты взял метрику старшего брата Сергея, непризывного, и ушел на фронт в 15 лет! В 15 лет! Совсем мальчишка, романтик! Но уже понимал, что маму и дом родной защищать придется. И что ты увидел там, на войне? Смерть и боль. И так – четыре года без перерыва, под бомбежками и обстрелами в артиллерии. Сегодня на твоей гимнастерке медали и ордена, ты со своим орудием прошел по Европе, а тогда, под обстрелом гимнастерку украшала земля и кровь, осколки и раны.

И вот ты – прошел всю войну и жизнь твоя только начинается. Мирная жизнь. Тебе 18 лет. Ты учишься на юриста во Львове, живешь у дядюшки, и девушка тебе понравилась, та, что занимается за столом напротив в библиотеке. Реферат про Маяковского пишет. Так хочется жить!

Ты оканчиваешь юрфак и снова идешь служить, теперь уже в прокуратуру. Женишься на той самой девушке, возвращаешься в родные Барановичи, а потом – едешь в Минск.

Наверное, по-другому просто не умеешь, надо быть в форме. Надо действовать!

И ты делаешь, как теперь говорят, карьеру, и не где-нибудь, а в Минске, в столице родной Белорусской республики. И жена у тебя красавица, и такая маленькая и хрупкая дочь Светлана родилась.

Только жена Катя почему-то все чаще замечает, как ты грустен, когда никто не видит. Как ты сидишь за столом и что-то пишешь, только вот в газете публикуешь совсем не эти, другие статьи. Мог бы ты рассказать правду о войне? О своих ранениях, об убитых друзьях, о страхе, о смерти и боли? Моя бабушка, твоя жена, и так её, эту правду войны знала. Сегодня и сама вспоминает с неохотой, говорит, что многое хотела бы забыть и что мирной жизнью жить снова долго училась.

«До войны у нас была семья, большая, детей много, все вместе жили на Украине на одном Шляху. Строились быстро, всей деревней друг-другу помогали, и братья, и крестные, все рядом. Одна большая семья», — вспоминает бабушка Катя, сейчас ей за 90.

После войны не так. Она – молодая девчонка, отработавшая на комбайне за всех мужиков своей деревни Шаповаловки, ведь два брата ушли на фронт, только вот отца – механика не взяли, не было четырех пальцев на правой руке – влюбляется в тебя Игорь за то, что ты умеешь внести праздник в самые обычные будни. В библиотеке, где вы иногда переглядывались из-за книжек, отключают свет и ты приглашаешь девушку, еще не зная ее имени, в кино на картину «Девушка моей мечты». А потом провожаешь домой и задерживаешься под окнами. Она ведь, эта вот Катя и есть девушка твоей мечты, та, что может подарить тебе дом после четырех лет на поле боя. Неужели будет своя семья?!

И знаешь, что еще, ты ей понравился по-настоящему только, когда написал красивое письмо с признанием в своих чувствах, с предложением руки и сердца, с обещанием дать ей дом, где бы она могла растить детей. Ведь в этом письме, помимо рассудительности и зрелости, был еще такой живой стиль и – ни одной ошибки! Ты улыбаешься, дед? Да, она ведь учительница русского языка и литературы и грамотностью и стилем можно покорить ее сердце. И ты старался.

Сейчас бабушка говорит, что ты был очень открытым для жизни, спешил жить, все думал, как бы побольше успеть. Вот только раны душевные и телесные давали о себе знать. И ты не увидел, как дочка Светлана окончила институт, как она вышла замуж, как родились твои внуки. Мы с тобой, Игорь, так никогда и не встретились, зато теперь я знаю, в кого стала журналистом, оказывается, ты много лет работал в газете. Вот и я люблю встречать разных людей и просто рассказывать их истории.

На этой фотографии ты с орденом, с медалями, такой юный герой войны. Я сейчас вдвое тебя старше, но я узнаю твои черты в себе и я хочу так же радоваться каждому дню, действовать, идти, как это умел ты. Как там у Твардовского: «Я вам жизнь завещаю, что я больше могу?».














Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru


10.11.2018 06:59

Праздничные дни в монастыре 13 и 14 октября, – дни поминовения воинов Великой Отечественной войны. Особо тех, кто воевал в «Вяземском котле» 1941 года, кто прорывался из окружения накануне праздника Покрова Пресвятой Богородицы тогда, в 1941-м.

Епископ Вяземский и Гагаринский Сергий (Зятьков), секретарь Вяземской епархии протоиерей Валерий (Калинин), протоиерей Игорь (Смертин), настоятельница Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря под Вязьмой игумения Ангелина (Нестерова), старший священник обители иеромонах Даниил (Сычёв), прихожане и благотворители монастыря в эти дни вспоминали события октября 1941 года.

В октябре 1941 года три мощные группировки немецкой армии, нанеся удары по районам Духовщины, Рославля, Шостки, должны были разбить, окружить и уничтожить главные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов, и продвигаться всей своей мощью на Москву. Это были отборные немецкие армии, с боевым опытом в Европе, не знавшие поражения. Одновременно танковые и моторизованные соединения должны были охватить Москву с севера и с юга.

Численное превосходство немецкой армии над Красной Армией в людях и технике было почти в два раза. И вот эти хорошо экипированные и обученные немецкие солдаты и офицеры встретили здесь, на Смоленской земле, под Вязьмой, нечто, что совершенно не укладывалось в их представление о том, как должны были разворачиваться события.

Именно осень 1941 года, казалось бы, «разгромная» для советской армии, стала переломной если не в ходе войны, то в сознании как немецкого командования, так и тех офицеров и солдат, которые непосредственно сталкивались с нашими солдатами в бою. Дух русского солдата не был сломлен. Немцы были поражены жертвенностью и неистовством, как они говорили, какой-то сверхчеловеческой логикой, руководствуясь которой наши защитники готовы были жертвовать собой.

А что же знаем о тех событиях мы, сегодняшние потомки солдат и офицеров, погибших в «Вяземском котле»?

Десятки лет о Вяземской оборонительной операции умалчивали, считая ее провалом. Но как можно отказаться и обесценить те сотни тысяч жизней, которые были отданы за считанные дни начала октября?

После Божественной литургии епископ Вяземский и Гагаринский Сергий (Зятьков) особо отметил труд сестер и духовенства Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря под Вязьмой по увековечению памяти воинов.

Епископ Сергий, в частности, сказал:

«Сражение то было настолько кровопролитным, что, по словам Евангелия, не успевали ангелы собирать души тех воинов, которые здесь погибали. Погибали здесь сотнями тысяч, попавшие в окружение и пробивавшие дорогу, чтобы выйти из этого окружения и не достаться в плен врагу.

Здесь, на этих землях, кровь лилась рекой. Она и сегодня говорит и взывает к Небу о том, чтобы Господь не оставлял нашу землю.

Мы знаем о том, что и в этом кровопролитном страшном сражении, когда оставалась лишь небольшая горстка солдат, Матерь Божия им указала дорогу, явившись, и указала рукой направление, куда они должны идти. И воины пошли, уповая на милость Божию и Покров Пречистой. Их было немного, но они, пройдя через эти страшные испытания, изменили свою жизнь. Некоторые из них стали монахами (…). Матерь Божия вновь пришла на помощь к нам. А сколько было таких явлений, во время Великой Отечественной войны? Когда мы с вами читаем книги, когда мы с вами слышим рассказы наших ветеранов, то поражаемся тому, насколько Матерь Божия любит нашу с вами землю русскую, любит наш народ. Она любит его за его крепкую веру, за его хранение традиций, за его любовь к Её Сыну, Господу и Спасителю нашему Иисусу Христу (…).

Прославляя Матерь Божию, мы с вами сегодня вспоминаем и наших воинов, жизни своя за веру и Отечество положивших. Их подвиг был велик. Они сражались не на жизнь, а на смерть. Они даже не думали о жизни, они думали о том, как защитить свою землю, как защитить свои города и селения, как защитить свои семьи, которые были за их плечами.

Ветераны говорят о том, что в окопах не было неверующих людей. Все они обращались к Богу, все они молились и просили Бога, чтобы Господь укрепил бы их в этом страшном сражении. И явление Божией Матери было как раз проявлением того, что Господь слышит молитвы воинов и послал Свою Пречистую Матерь, дабы указать им дорогу, по которой можно было выйти из этого страшного, кровопролитного «Вяземского котла». Мы сегодня молились о них за Божественной литургией, мы с вами молились о них и за Литией, которую совершали у поклонного креста. Поминаем их и каждый день, совершая Божественную литургию, зная о том, что они жизни свои положили нас ради, что они жизни свои отдали на наше Отечество, а Христос говорит, блажен тот, кто душу свою положит за други своя. И вот сегодня любовь к Матери Божией и благодарная любовь к воинам и собрала нас в этом храме, в этом монастыре, где особо чтится память великих людей, богатырей и исполинов, защитников нашего Отечества (…).

В сегодняшний день моя особая благодарность Вам, дорогая матушка Ангелина, ибо Вашими трудами создается эта святая обитель на том месте, где происходили страшные кровопролитные сражения. На том месте, где кровь обильно полита нашими солдатами-освободителями. На том месте, где лежат их косточки, напоминая нам о том, что нет более той любви, как если кто душу свою положит за други своя. Все то, что мы видим, строится, благодаря Вам, строится, благодаря отцу Даниилу, духовнику этой святой обители, благодаря помощникам, которых Вы сплотили вокруг себя. Они не хотят, чтобы назывались их имена, они люди очень скромные. И через их скромность, и через ваши молитвы, дорогая матушка Ангелина, дорогой отец Даниил, созидается эта святая обитель на месте подвига наших с вами вождей и воинов.

Желаю Вам здоровья, дорогая матушка, крепости, телесных и душевных сил, и Вам, отец Даниил. Помощи Божией, покровительства Пресвятой Богородицы! И дай Боже, чтобы, как праведный Симеон, Вы дождались того момента, когда будет построена сия обитель и засияет в своей полной красоте!

Поздравляю сердечно наших казаков, поздравляю воинов, которые прибыли из Москвы из Софринской бригады. Поздравляю всех вас, дорогие отцы, братья и сестры, с наступающим праздником Покрова Пресвятой Богородицы! Всем желаю здоровья, Божией помощи, радости душевной, желаю крепкой-крепкой веры! А самое главное, чтобы Покров Пресвятой Богородицы всегда пребывал бы над нами и над нашей русской землей. Аминь».

Настоятельница Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря под Вязьмой игумения Ангелина (Нестерова):

«Спаси Господи, дорогой Владыка!

Ваше Преосвященство, мы знаем, что канун Покрова Пресвятой Богородицы для этих мест, — длительный праздник. Это поминание двухнедельной борьбы наших воинов, которая велась 77 лет назад. Но всегда грустные ноты нам подаются с радостью. И эта радость у нас сегодня освящается Вашим присутствием и Вашими добрыми словами, и Вашей замечательной службой.

Может быть, это и не след мне говорить, но не всегда испытываешь такое вдохновение на Литургии. Я всегда это отношу за то, что у Вас очень длительный, долгий путь монашества. Думаю, что Ваша монашеская жизнь дает и всем нам возможность чувствовать веру, любовь. И более того, завтра исполнится 30 лет (то есть, Вы совсем молодой человек), как архиепископ Смоленский и Вяземский Кирилл, теперь Святейший патриарх, возвел Вас в сан иерея, то есть наставил Вас на апостольский путь. Вот это апостольское служение, то, что Вы несете правду Божию, Слово Божие, исповедуете Христа, исповедуете всем сердцем, всем умом, — мы это прекрасно чувствуем.

Мы Вас сердечно поздравляем, любим Вас за это, молимся, сколько можем, конечно, своими ничтожными молитвами. В память об этих днях мы хотели бы преподнести Вам небольшой образ Святителя Николая. Тот соборный храм, в котором Вы сейчас архиерей, он ведь вначале был Никольский. И Святитель Николай вместе с Божией Матерью, — они ведут нас по пути, по которому, мы думаем, под Вашим омофором мы будем еще долго и долго идти. Поздравляем Вас, Владыка, желаем Вам милости Господней, и многая и благая лета!»

В день празднования Покрову Пресвятой Богородицы старший священник Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря под Вязьмой иеромонах Даниил (Сычев) вспомнил славные традиции, которыми богата наша Вяземская земля, которыми славна наша обитель.

Отец Даниил отметил, что некогда здесь было семь монастырей и вот сегодня строится новая обитель, наследница молитвенного подвига тех отцов и сестер, тех монахов и монахинь, которыми держалась вяземская земля издревле.

Иеромонах Даниил сказал, что Господь всех призывает на служение Себе и всех любит, но выбор, ответить ли на этот призыв, всегда оставляет за человеком. Вспомнил отец Даниил в своей проповеди и русский Покровский монастырь, расположенный в Бюсси-ан-От, во Франции, где ему довелось побывать и откуда в нашу обитель привезены святые мощи праведного Алексия Медведкова, подвижника земли вяземской.

Отец Даниил сказал, что в Церкви Божественная литургия служится на мощах святого, помещенных в антиминс, особый плат, и здесь, в Спасо-Богородицком Одигитриевском женском монастыре под Вязьмой, Литургия всегда служится и на мощах воинов Великой Отечественной войны, молитвенное поминовение их подвига совершается постоянно.

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru

16.10.2018 08:23

Имя воина: Павел Андреевич Блохин. Дата рождения: 1904 год. Место рождения: деревня Львовка Шацкого района Рязанской области. Воинское звание: лейтенант. Записала Мария Блохина.

Жизнь распорядилась так, что с прадедом не пришлось пообщаться ни мне, ни его внучке Татьяне. Павел Андреевич рано оставил созданную в юности семью и не занимался воспитанием сыновей от первого брака (в том числе моего деда Анатолия). Поэтому его биографию приходится восстанавливать буквально по крупицам. Процесс этот долгий, сложный и противоречивый, как сама жизнь деревенского парня Павла Блохина.

На фронт Блохин Павел Андреевич был призван в первой половине войны (в 1941 или 1942 году). Был офицером, проходил службу в звании лейтенанта. Побывал на специально созданном командованием Сталинградском фронте. Овладение Сталинградом было одной из важнейших задач германского командования, особенно после захлебнувшегося наступления на Москву. К началу Сталинградской битвы противник имел превосходство над советскими войсками в людях в 1,7 раза, в танках и артиллерии — в 1,3 и в самолетах — более чем в 2 раза.

Победа под Сталинградом обошлась нашей стране практически стертым с лица земли процветающим городом и реками крови. Советский войска потеряли на этом плацдарме убитыми 478 741 человек, раненными 650 878 человек.

Я не знаю, как мой прадед вообще выжил в этом аду. В память об этих событиях в семье хранится реликвия — высланная сыновьям (одному из которых меньше чем через год самому предстояло отправиться на фронт) фотографическая карточка с собственноручной надписью на обороте химическим карандашом

Читать историю Павла Блохина!

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru

03.10.2018 15:13

Я записала Ивана Федоровича в ряды «Бессмертного полка» весной прошлого года, поскольку не знаю, жив ли сейчас кто-то из его прямых потомков. Запись получилась краткой, пара строк о нем со слов бабушки и текст найденного на сайте «Подвиг народа» наградного листа. Даже фото Полякова И.Ф. тогда найти не удалось, несмотря на то, что был перерыт буквально весь семейный архив. Однако фронтовая история бабушкиного двоюродного брата заинтересовала меня настолько, что я сначала расспросила о нем поподробнее, а потом приняла решение получить его учетную карточку, сделав соответствующий запрос в уже не раз помогавший мне архив Отдела ВКТО по г. Мичуринску, Мичуринскому, Никифоровскому и Петровскому районам. В связи с этим событием дома шли активные обсуждения в стиле «как плохо, что нет фото Ивана Федоровича, ты бы хоть посмотрела, какой он красивый был». И парадокс, буквально за несколько дней до получения запрашиваемого документа, была сделана неожиданная находка, небольшая коробочка, где оказалось больше 50-ти старых фотографий, в том числе фото Ивана Федоровича и старшей сестры бабушки, Елены, чье фото тоже значилось отсутствующим в личном архиве. После этого в голове немедленно всплыли строки 20-ти летнего поэта Николая Майорова, написанные в 1941 году: И пусть не думают, что мертвые не слышат, когда о них потомки говорят.

Мария Блохина

Читать историю воина Ивана Полякова

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru

01.10.2018 12:26


"Участники обороны Лужского рубежа сумели на 45 дней задержать наступление немцев на Ленинград. До подхода к Лужскому оборонительному рубежу, среднесуточный темп продвижения немцев составлял 26 километров в сутки; далее он упал до 5 километров в сутки, а в августе до 2,2 километра в сутки. Задержка немецких войск позволила руководству обороной Ленинграда решить ряд первоочередных задач, например, сформировать две стрелковые и одну кавалерийскую дивизию, создать 10 дивизий из ленинградцев-ополченцев, 16 ОПАБ, 7 партизанских полков, выиграть время для формирования с юга двух новых армий, мобилизовать 500 000 человек на строительство укрепрайонов, а главное — за период с 29 июня по 27 августа 1941 года было эвакуировано из Ленинграда 488 703 человек, которым стоявшие на смерть участники обороны Лужского рубежа фактически спасли жизни, в большинстве случаев отдав свои".
Из истории воина Полякова Михаила Афанасьевича. Записала Мария Блохина.

Читать историю воина Полякова Михаила Афанасьевича

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru

26.09.2018 19:10

В Спасо-Богородицком Одигитриевском монастыре под Вязьмой прошло отпевание останков воинов Великой Отечественной войны, поднятых поисковиками в ходе «Вахты Памяти 2018».

Захоронение состоялось на территории мемориала «Богородицкое поле». Вечный покой обрели 459 солдат, и мы узнали имена 33-х из них. В «Вахте Памяти 2018» принимали участие 47 поисковых отрядов из 11 регионов России: Смоленская область, Москва и Московская область, Белгород, Калининград, Ульяновск, Самара, Саратов, Владимирская область, Нижний Новгород, Ростов-на-Дону.

«Вахта Памяти» на Смоленщине в этом году сосредоточилась в районе Вязьмы, это деревни Трошино, деревни Андрейково и Семлево. Место так называемого «Вяземского котла» осени 1941 года, где в считанные дни погибли и были взяты в плен сотни и сотни тысяч солдат и офицеров Красной Армии. Стоит лишь представить, что в окружение попали пять советских армий и 12 дивизий народного ополчения. Задача была стоять насмерть, не пустить противника, отборные немецкие части группы «Центр», к Москве. За нашими солдатами была Москва, и они стояли насмерть. Все 380 тысяч, если ориентироваться на признанные на сегодняшний день данные. Вспоминаются строки из стихотворения «Битва под Москвой»: «Мы здесь стояли, и назад ни шагу, мы здесь лежим, зато стоит Москва».

Поисковые работы в районе «Вяземского котла» ведутся с 1980-х годов и до сих пор поисковики говорят о том, что количество человеческих останков в этой глинистой тяжелой земле воистину бесчисленное.

Идентификация останков воинов – всегда сложна задача. Редкость, когда удается прочесть медальон, даже если он был солдатом заполнен. Вот одна из историй такого чуда обретения солдатом Великой Отечественной войны имени спустя 77 лет. Чуда возвращения в семью, к родным, хотя сын воина Анатолия так и не дождался отца и похоронен был раньше, чем отец.

«12 сентября мы вместе с поисковым отрядом «Память» из города Рославль работали в лесу у деревни Трошино, и обнаружили останки солдата, у которого был «смертный медальон», та капсула, которая позволяет нам установить имя, — рассказывает Вячеслав Казаков, руководитель отряда «Часовые памяти» Владимирской области. — И придя вечером в лагерь, мы открыли медальон. На бланке еле видны были буквы, написанные ручкой, но они позволили нам установить имя солдата – Лежнин Анатолий Николаевич, уроженец Марийской республики. Мы открыли базу данных «Мемориал», увидели, что он пропал без вести. В поисковой строке интернета я забил его фамилию, имя, отчество и год рождения. И первая ссылка была на сайт «Бессмертного полка». Несколько лет назад родственники опубликовали статью о том, что дед пропал без вести, и именно эта статья позволила нам найти родных в такой короткий промежуток времени. Они искали нас, а мы искали их. Случилось чудо. Хотя то, что мы устанавливаем имена спустя семьдесят с лишним лет, – это чудо. И буквально на следующий день я уже разговаривал с внучкой солдата. Потомки красноармейца Лежина живут на Урале, в Нижнем Тагиле. Они сказали, что очень хотят приехать на захоронение, и они это сделали».

У внучки солдата Лежина Ирины на холодном ветру, который продувает Богородицкое поле, дрожат руки, а в руках – фотография деда. Юного мальчишки в пилотке с красной звездой. Тогда, в 1941-м, здесь на Богородицком поле солдаты прорывались из окружения. Выйти пыталась 2-я стрелковая дивизия народного ополчения под командованием генерал-майора Владимира Вашкевича, эта дивизия понесла наименьшие потери в предыдущих боях, и те, кто был в живых из других подразделений. Сохранились воспоминания участника того прорыва, ветерана 2-й дивизии народного ополчения Александра Ляличева, который говорит о том, что в атаку на прорыв приходилось идти сквозь сплошные трупы. Есть и воспоминания 14-тилетнего тогда Алексея Кубанова, который видел, что «земля на поле была сырая, и под убитыми стояли лужи крови».

Осенью 2018-го года здесь на Богородицком поле только прошел дождь, а внучка погибшего солдата Анатолия Лежнина увозит с собой в Нижний Тагил землю с места гибели деда, капсулу «смертного медальона» и медаль «Шагнувший в бессмертие». Медаль, которую поисковики вручают посмертно тем солдатам, которых находят и опознают, ведь в 1941-м им досталась только смерть, а сейчас родные продолжат хранить о них память.

«Жаль, что отец не дожил до этого дня, — говорит Ирина, — он очень ждал своего отца, моего деда. Фотография деда всегда хранилась в нашем семейном альбоме. Мы знали о нем, мы помнили. И для меня он навсегда — молодой, как на этой фотографии».

Внучка красноармейца Сидорова Тимофея Михайловича Светлана Жалкина приехала из Санкт-Петербурга.

«Для меня это удивительный день, день скорби и радости, — рассказывает Светлана Жалкина, — День скорби, потому что 459 человек сегодня будут преданы земле. Каждый из них очень хотел вернуться к своей семье. К своей жене и детям, которых так больше никогда и не увидел. И они сделали большой подвиг, отдав за нас свои жизни. Спасибо им огромное! А день радости сегодня потому, что это день, когда наши погибшие родные обрели свою могилу. Мы их можем проводить в последний путь, похоронить с воинскими и церковными почестями. И этот день нам подарили Смоленские поисковые объединения. Благодаря поисковикам мы – родственники – теперь можем принести цветы на могилу. Привести своих детей и внуков, показать им, где погиб их дед. Да, мы победили, но война не окончена, пока не захоронен последний солдат, и поисковики приближают этот «конец войны». Спасибо сегодня и мертвым, и живым. В каждой семье любят и ждут солдат. До сих пор ждут их с войны. И тех 33-х, которые сегодня обрели имена, и тех, кто ещё без имени».

Вот имена ещё некоторых солдат, которым «Вахта памяти 2018» вернула их судьбы, солдат, как говорят поисковики, «шагнувших в бессмертие»: Негодяев Александр Васильевич, Сафронов Михаил Васильевич, Панин Сергей Александрович, Залялов Кирей Залялович, Низамиев Нафтула Низамиевич, Елисеев Дмитрий Абрамович, Сидоров Тимофей Михайлович, Агапов Константин Александрович.

В эти осенние дни под Вязьму почтить память своих предков приехали родственники солдат войны со всей страны: из Татарстана, Санкт-Петербурга, Липецка, Воронежа, Свердловской и Московской областей, Ростова-на-Дону. А трое бойцов уехали домой, — в Ярославскую, Московскую и Саратовскую области для погребения на малой родине. Для них Великая Отечественная война, наконец, закончилась.

20.09.2018 10:38

"Алексей Козьмич Поляков был простым красноармейцем, солдатом своей страны. Судьбой ему было предназначено оставить мирный сельский труд и защищать Родину в самые страшные первые месяцы войны, а затем проходить тяжкое испытание пленом, в котором многие солдаты теряли человеческие облик. Три с половиной года он, как и большинство наших военнопленных, вел себя мужественно и остался предан Родине, не надев немецкую форму, хотя фактически руководство страны предало его дважды. Первый раз, когда безвинно репрессировало его отца, «наградив» Алексея Козьмича титулом «сына врага народа», второй, когда не подготовилось к войне, несмотря на многочисленные донесения разведки, а потом подвергала унизительным допросам после освобождения из плена.

Естественно, личной боевой награды за участие в боях за оборону столицы красноармеец Поляков удостоен не был, учитывая послевоенную обстановку в СССР, он, по логике тогдашней власти, видимо должен был радоваться тому, что как военнопленный не «схлопотал» поездку в лагеря советские. Но лично для меня дед Алексей — герой, как и миллионы наших рядовых солдат, честно выполнивших свой воинский долг, вне зависимости от признания их заслуг государством".

Мария Блохина

Читать историю солдата Алексея!

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru


17.09.2018 15:15

"В моей памяти дед Миша остался навсегда высоким, подтянутым, бодрым стариком. Однажды мы приехали к нему в гости поздно вечером, и Михаил Леонтьевич — на тот момент человек уже очень пожилой — стал чистить картошку, готовить нам с мамой ужин, несмотря на протесты, так как дело шло к ночи, а утром надо было очень рано вставать. И до сих пор в моей памяти живет другой, веселый эпизод. Мы на свадьбе его внука, я с удовольствием уплетаю колбасную нарезку, не считая нужным делать из нее бутерброды с хлебом. Мама делает мне замечание, а дед Миша, весело улыбаясь, говорит: «Оставь ее, Татьяна, хлеб она дома есть будет».

Свой жизненный путь отважный сержант окончил в 2001 году. Скончался от тяжелой болезни в возрасте 76-ти лет. Жизнь сложилась так, что он пережил любимую жену на несколько лет и из-за этого очень переживал. Примечательно, что даже будучи престарелым и больным, Михаил Леонтьевич ни на что не жаловался, старался не быть обузой детям и внукам.

Моя детская память хранит исключительно положительные воспоминания о деде Мише. Хочу сказать ему огромное спасибо! Такие юные и смелые мальчишки, как он, внесли огромный вклад в нашу Победу! Вечные ему покой, память и слава!"

Мария Блохина

Читать историю солдата Михаила Воронина!

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте www.stroimmonastir.ru

13.09.2018 14:13

Василия Кузьмича Полякова не стало в 27 лет. Когда я была школьницей и писала про него сочинения, мне казалось, что это довольно длинный земной путь. А сейчас мне самой 30, и я с ужасом понимаю, что Василий не видел в своей короткой жизни практически ничего хорошего, поскольку почти вся его взрослая жизнь состояла из срочной службы и войны. Несмотря на то, что он умер в госпитале, считаю, что погиб наш Вася всё равно за Родину — за город Тамбов, за село Волчки, за деревянный дом в крохотной Погореловке, за мать, сестер, мальчишек — племянников, любимую девушку Марусю, да и просто — за нас с Вами…

Мария Блохина

Читать историю солдата Василия!

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru

11.09.2018 19:08

  • stroimmonastir.ru#stroimmonastir #строим_монастырь_всем_миром "Ведь сколько крови пролилось, ведь сколько ран осталось. Солдаты вышли на бой. За Родину они сражались! Солдаты, мы помним и скорбим. Мир подарили нам они! И с миром мы теперь живём, никто не нападает! Спасибо, что подарили вы нам мир!". Это письмо Неизвестному солдату от школьника из Смоленска, учащегося 3 класса. В монастыре поминовения воинов, что строится под Вязьмой, иеромонах Даниил хранит эти письма, которые как-то раз привезли дети. Приехали с экскурсией узнать про подвиг своих пращуров, которые сражались здесь. А Николай, что с иконой Одигитрия " Вяземская ратная" на фото, нашёл здесь своего деда Герасима, рядового погранполка. И заказал иконописцам памятную икону. Спасибо тебе, солдат!
    Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте www.stroimmonastir.ru
    #спасибо #правосланый #монастырь #воин #память #солдат #великаяотечественнаявойна #нетолько9мая #вечнаяпамять #молитва #икона #синодик

07.09.2018 13:20

В монастырь приезжают люди. Разные. Удивительные. И у каждого – свой путь, который привел человека именно сюда в Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь под Вязьмой.

Вот новое наше знакомство – Александра Измайлова. А когда-то в 80-х годах ее знали, как Шуру Кулиш. Молодая улыбчивая девушка работала в Научно-исследовательском институте вычислительной техники и вместе с подругами ездила в отпуск. Под Вязьму. Откапывать солдат Великой Отечественной войны, косточка к косточке, долгими часами перебирая землю в окопе. И возвращать им имена, судьбы, память родных. «От безвестности к бессмертию», — так говорил руководитель отряда «Поиск», журналист, писатель и исследователь военной истории Валерий Степанов. Именно под его руководством начиналось поисковое движение. Так же называется и его книга, посвященная истории обороны Москвы в 1941-м году, Вяземской оборонительной операции и поисковым работам под Вязьмой и на Калужской земле.

«До сих пор каждый раз сердце в груди сжимается, когда думаю о погибших в войну солдатах, — делится Александра Измайлова. — Первое мое захоронение было в Рогово. В основном девушки занимались тем, что перебирали землю, растирали, просеивали. Сидели в окопе и руками выбирали из земли косточки солдат. И своего первого солдата помню. Мы стали копать и из земли показались солдатские ботинки.

Нестоптанные. Совсем новые. То есть человека взяли, обули, дали ему обмундирование. И он тут же погиб. Меня это очень тронуло, до слез. Так я впервые столкнулась с действительностью войны. Не по телевизору, не в книгах, а своими глазами. С тех пор я начала ездить на вахты в отряде «Поиск».

Работа строилась так, что мы выезжали «десантом» зимой. Ходили по деревням с опросом, собирали информацию о том, что местные жители помнят о боевых действиях, о местах массовой гибели или захоронения воинов. А каждое лето брали отпуск на неделю – и ехали на вахту. Неделю одна группа работала, потом неделю другая. Так все время, что позволяла погода, копали. В общей сложности активные работы по поиску шли с 1982 по 1991 год. Девять лет. И так вдохновляющее для нас это было. Молодежь создавала семьи, детей рожали. И каждый год поднимали солдат».

Все эти годы в отряде поисковыми работами занимался и Сергей Буторин. Его воспоминания, рассказ Александры, книга Валерия Степанова. Так по кусочкам складывается картина того, как работали поисковики на Вяземской земле в 80-е годы.

«Одни делают силосные ямы на останках героев, а другие по крупицам собирают о них сведения»

Вот, что вспоминает о работе отряда «Поиск» на Смоленщине Валерий Степанов (из книги «От безвестности к бессмертию», с 36, с 40).

«Захоронения периода Великой Отечественной войны являются памятниками истории, такими же, как, например, Скифские курганы, только более позднего периода и отношение к ним должно быть соответствующее. С великим сожалением мы находили порой разрытые неизвестными лицами солдатские захоронения. За много лет, сколько людей, и прежде всего мальчишек, прошли по окопам, землянкам, траншеям солдат. Копали их, ища оружие и боеприпасы, а о существовании посмертных медальонов даже не подозревали» (…).

«Район южнее Вязьмы у деревни Кайдаково нас заинтересовал сразу. Во-первых, здесь 7 – 8 октября 1941 года прорывались из окружения части 20 и 24 армий. Во-вторых, у нас были сведения, что где-то в этих местах погиб генерал К. И. Ракутин, могила которого до сих пор не найдена. Он командовал 24 армией.

Первые поездки в Кайдаково, Выползово обнадежили; есть местные жители, которые могут показать неизвестные захоронения 1941 года. Среди них оказался В. И. Леонов, житель деревни Кайдаково, который и указал на крупное захоронение вблизи деревни. Надо сказать, что этот эпизод – тоже пример отношения к памяти павших и появлению «белых пятен» истории.

До войны (30-е годы) недалеко от деревни был хутор. Там жил крепкий хозяин, которого раскулачили и сослали. Дом у хозяина был большим, а в погреб под домом можно было въезжать на лошади с телегой. Началась война. Дома к тому времени уже не сохранилось, но яма от погреба осталась. Именно в нее, в эту яму, и захоронили в октябре 1941 года местные жители погибших. Около 150 человек. Так рассказывал обо всем В. И. Леонов. Но после войны именно на этом месте местные руководители сделали … силосную яму. Яма эта существовала на захоронении лет 10 или 15. И все знали об этом! И никто не противостоял этому. Когда нам удалось вскрыть и обработать это захоронение, оказалось, что в нем было захоронено около 200 человек. Обнаружили 22 медальона и лишь один нам удалось прочитать – активная среда силосной ямы сделала свое дело.

Осенью 1986 года обнаруженные останки были перезахоронены в деревне Кайдаково, где был открыт мемориал памяти. Медальоны из указанного захоронения и других мест были переданы криминалистам на Петровку. Надежд было мало, но мы не отчаивались. Вот, как писала об этом в то время в институтской газете «Поиск» боец отряда Маша Чебышева:

«В том месте, где была фамилия солдата, бумага истлела полностью. Зато из сохранившейся части удалось узнать, что родственники погибшего (предположительно жена) Купцова Вера Константиновна в 1941 году проживала в городе Москве, дом 90, квартира 14 (название улицы не читалось), год рождения 1896, место рождения Судайская область (?), Ярославский район. Вот и все. Мы обсуждали с криминалистами возможные пути поиска, а один из них – Юрий Сержантов – в это время связался с ЦАБ (Центральное адресное бюро) и выяснил, что Купцова В. К. 1896 года рождения проживает по такому-то адресу и назвал даже ее телефон. Мы тут же связались с Верой Константиновной по телефону и договорились о встрече. При встрече выяснилось, что ее муж Купцов Николай Васильевич, 1892 года рождения, ушел в 1941 году в ополчение и пропал без вести. Так была установлена еще одна фамилия погибшего».

Вот и получается, что одни делают силосные ямы на останках героев, а другие по крупицам собирают о них сведения».

«Так вот, где ты голову сложил, солдат»

Вот, что вспоминают Сергей Буторин и Александра Измайлова о работе отряда «Поиск» под Вязьмой. Сам Сергей Буторин начинал с того, что искал своего дедушку, который пропал под Звенигородом. Изучал архивы. А потом стал заниматься поиском в отряде.

«У деревни Молошино поднимали воина Даниила Старых. Сначала мы думали, что в захоронении находятся пять человек, но оказалось – подняли девятерых. Старых похоронен был с девушкой. Местные жители вспоминали, что девушка эта была парашютисткой. Когда она десантировалась в окружении, то защищалась и уложила четверых немецких солдат. А саму ее расстреляли у березы, рядом с которой и остальных бойцов нашли».

Сергей Буторин вспоминал, как встречал родственников воина Стаина Ивана Федоровича. «Мы его подняли в деревне Селиваново в мае 1989 года. А когда встретились с родными, то те показали нам его на фото: такой приятный русский человек, с красивым лицом. Рассказали, что Иван Федорович работал речником. Мы долго не могли прочитать его медальон. Не понимали, что за первая буква в фамилии. То ли «Таин», то ли «Атаин». На месте заглавной литеры как раз была дырка. Тогда сделали запрос в населенный пункт по адресу, который прочитать смогли, и пришел ответ. Так имя Стаина Ивана Федоровича было восстановлено».

«Был еще воин Красноленский Иван Игнатьевич. Мы его нашли в деревне Селиваново в мае 1989 года, там в заболоченной местности было большое захоронение. Останки воинов находили вместе с костями лошадей». Сергей Буторин сопровождал родственников на временное захоронение этого воина. Приехали брат и сестра. У брата, который жил тогда под Брянском, оказалось много орденов за отличную службу. И он на захоронении произнес:

«Так вот, где ты голову сложил, солдат Красноленский. Спасибо, что честно погиб, не поднял рук».

В военное время формулировка «пропал без вести» несла за собой оттенок недоверия, сомнения. Мало ли что, где этот солдат пропал, может, в плену, а там – может что ещё. Поэтому то, что Иван Красноленский погиб под Вязьмой – полностью реабилитировало его воинскую честь».

Барышников Василий Петрович. Тоже солдат, поднятый под Вязьмой. Сергей Буторин ездил под Курс на встречу с тогда еще живой женой Василия Барышникова. Жена рассказывала, что приезжал сослуживец Василия Петровича и рассказал, что под Вязьмой Василия ранили в ногу. Вытаскивал он боевого товарища на своей спине, а вокруг свистели пули. В какой-то момент он почувствовал, что тело товарища вдруг стало очень тяжелым. Он снял его со спины и увидел, что у Василия прострелена голова. «Так мы и нашли его с пулевым отверстием в голове», — говорит Александра Измайлова.

Был ещё сын Дубошинского Бориса Ефимовича, который всю жизнь искал своего без вести пропавшего отца. А подняли останки Бориса Дубошинского тоже на Вяземской земле, возле деревни Селиваново. У деревни Селиваново Сергей Буторин поднимал и воина Алдошина. «Потом мы прочитали медальон, и установили связь с родственниками. Его сестра и внучатый племянник приезжали на место захоронения», — Александра Измайлова сверяется с записями в рабочем журнале отряда «Поиск». Там страницы и страницы имен, дат, судеб.

Однако за упорную и многолетнюю работу под Вязьмой удалось установить имена 12 погибших. «Много это или мало?», — пишет в книге «От безвестности к бессмертию» Валерий Степанов. – «Думаем, что количественные оценки здесь не подходят. Даже если в результате поиска будет установлено имя лишь одного солдата или офицера – это значит, что о них не забыли, их помнят и помнить будут уже всегда… Прошлое всегда живет в настоящем».

Продолжить эти слова Валерия Степанова можно рассказом Александры Измайловой.

«Вот этой зимой, на Рождество, гостила я в Мурманской области у своей тети. Смотрим мы телеканал «Спас» и такой интересный фильм показывают про Спасо-Богородиций Одигитриевский женский монастырь под Вязьмой. Деревня Всеволодкино рядом — рассказывают в фильме. Я думаю: «Как интересно, а мы же там копали! Бойцов поднимали». И сразу мысль у меня появилось: «Мне туда!». Я название монастыря и адрес записала. И вот, летом, наконец, приехала! Здесь моё сердце отзывается на каждое имя солдата, которого поминают. Здесь, с солдатами, мое сердце. Каждый раз вспоминаю, как мы работали с «Поиском»: простреленные головы, перебитые руки, все вперемежку, погребены солдаты кое-как. И какое великое дело, что сейчас вновь работают поисковики, что восстанавливаются имена наших воинов. Как это важно, что останки отпеваются и захоронение героев Великой Отечественной проходит с церковными и воинскими почестями, что мы помним своих героев и нам есть, чем гордиться, и что подвиг участников Великой Отечественной войны будет жить в веках».

Послесловие от Александры Измайловой

Хотелось вспомнить ребят поискового отряда, Валерия Червякова, ныне почившего, который с горячим сердцем относился к поисковой работе, не пропускал ни одной поездки; второго командира нашего отряда Иванова Евгения. Он, можно сказать, жил поиском и вдохновлял нас, поднимал всех. Нашего бессменного водителя «Ласточки» (машина, на которой мы неоднократно вывозили с полей экспонаты для музея и на которой мы ездили по всем деревням и местам захоронений, это необходимое средство перемещения) — Владимира Громова. Нашего ответственного за ведение переписки с архивами Галину Ефимову. Ею были направлены большое количество запросов в архивы, военкоматы и т.д. Искать приходилось по всем областям и краям, если не указан в медальоне определённый район. Это была очень кропотливая работа. Александр Матросов, ему в то время было 40 лет и он — семейный человек — выбирался с нами в поля на раскопки, всей душой болел за это дело, помогал, чем мог. Алексей Рожков, Сергей Леднев. Он брал своего 5 летнего сына в походы. Евгений Артыкбаев тоже семейный человек, Владимир Ефимов, Тамара Ворошилова, Ольга Линская и другие.

Что заставляло нас заниматься поиском? Это память о тех солдатах, благодаря которым над нами сейчас мирное небо, а ведь они были такого же возраста, как и мы, такие же молодые с планами на будущее, у них вся жизнь была впереди. Но война изменила все и долг защищать свое Отчество, стал превыше всего. Что испытывали они там, в окружении, молодые неопытные, среди пуль и взрывов? Невольно ставишь себя на их место.

А мы смогли бы понести это с достоинством?

Низкий поклон всем воинам Великой Отечественной!

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru

05.09.2018 13:50

Имя воина: Владимир Афанасьевич Поляков. Дата рождения: 1917 год. Место рождения: деревня Погореловка, Петровского района, Тамбовской области. Воинское звание: красноармеец-разведчик. Дата смерти: 05.01.1942. Место смерти: деревня Батюково, Лотошинского р-на, Московской области. Записала: Мария Блохина.

Двоюродный брат моей бабушки по линии отца, Поляков Владимир Афанасьевич, родился ориентировочно в 1917 году в деревне Погореловка Тамбовской губернии (ныне это Тамбовская область, Петровский р-он, на период войны – Волчковский).

Внешне был симпатичный — высокий, худощавый, с правильными чертами лица. Был женат. Сын Александр родился еще до войны. Проживал с семьей по месту рождения. Другие близкие родственники – отец Афанасий Никитович и родной брат Михаил Афанасьевич. На фронт Владимира призвали одновременно с его двоюродным братом Алексеем, то есть в конце лета 1941 года, когда разом забрали почти все мужское население небольшой тамбовской деревеньки…

Время шло, а писем с фронта все не было… Зимой 1942 года семье принесли казенное извещение — «пропал без вести». Но родственники все равно надеялись на чудо. Жена долгое время ждала возвращения Владимира с фронта, неоднократно обращалась в военкомат по поводу его розыска, растила сына, ухаживала за престарелым отцом мужа Афанасием Никитовичем…. Из воспоминаний бабушки:

«Жену Володи звали замуж, но она не шла, мол, если муж вернется, как я ему в глаза посмотрю? Пришел же Алешка (брат бабушки) домой, хотя 4 года тоже числился «без вести пропавшим».

Правда через несколько лет после войны, когда старый дед Афоня умер, она все-таки замуж вышла, но не сказать, что удачно… А от Володи никаких вестей так и не было.

Но он все-таки вернулся. Спустя 74 года после своей гибели. Пусть и в виде строк из казенного документа. Но все равно — вернулся!

Возвращение из небытия

Так сложилось, что я активно интересуюсь историей своей семьи, поэтому давно нашла весьма подробную информацию практически по всем ушедшим на фронт родственникам, но Поляков Владимир Афанасьевич не фигурировал ни в одной современной общедоступной базе данных, включая региональную Книгу памяти. Кроме того, по моей просьбе были проверены иностранным поисковиком польские и немецкие базы военнопленных и скончавшихся от ран и заболеваний, данные по которым отсутствуют в российском ЦАМО – безрезультатно. Человека как будто и не существовало вовсе…

Каюсь, иногда думалось, что бабушка, возможно, что-то путает, и если и был такой солдат, то, возможно, с другим именем… Однако, решив, что попробовать узнать — это лучше, чем продолжать теряться в догадках, я — абсолютно ни на что не надеясь — направила запрос в уже не раз выручавший меня Отдел ВКТО по г. Мичуринск, Мичуринскому, Никифоровскому и Петровскому районам и — о чудо — оттуда пришел ответ, проливший свет на судьбу пропавшего солдата:

Красноармеец Поляков Владимир Афанасьевич, уроженец Тамбовской области Волчковского р-на дер. Погореловка, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был УБИТ 5 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА. ПОХОРОНЕН В РАЙОНЕ ДЕР. ВАТЮКОВО, ЛОТОШИНСКОГО Р-НА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ.

А ниже — небольшая приписка: «Извещение поступило из 20 ОТДЕЛЬНОГО РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО БАТАЛЬОНА».

В этих скупых строках — ключ к разгадке всего боевого пути солдата.

Боевой путь

20-й отдельный разведывательный батальон входил в состав 107 мотострелковой дивизии 30 армии (вначале — Калининского, потом — Западного фронта). Данное соединение было сформировано 16 сентября 1941 года на базе разбитой в боях под Смоленском 107 танковой дивизии как мобильная ударная группа для разгрома врага под Москвой.

Сражаться дивизии выпало на территории современной Тверской и Московских областей (северо-запад Подмосковья, преимущественно Дмитровский и Волоколамский район). Командовал дивизией колоритный грузин, полковник Чанчибадзе П.Г., уважаемый в войсках за смелость. Он, в отличии от многих командиров, не раз лично рисковал жизнью, появляясь на самых трудных боевых участках фронта.

Уже 15 ноября в полосе обороны дивизии сложилась сложная обстановка. Противник форсировал реку Лама, овладел селом Дорино и развил удар по южному берегу Московского Моря (современное Иваньковское водохранилище) на Завидово.

17 ноября дивизия в составе 30-й армии вела ожесточенные бои в окружении в районе Гришкино, Теряева Слобода. Положение стало крайне тяжелым.

18 числа полки дивизии прорывают кольцо окружения и выходят на участок севернее деревни Ямуги, в дальнейшем обороняют г. Клин.

В ночь на 24 ноября 1941 года части 107-й мсд отходят на рубеж Воронино-Спас-Коркодино. После двух суток боев дивизия вместе с частями 24-й и 18-й кавдивизий отходит к селу Рогачево и готовятся к обороне.

29 ноября командование дивизии оставляет на дмитровском плацдарме 2 батальона дивизии с артиллерийским усилением и взводом танков KB из 8-й танковой бригады. Танки вкопали около моста как доты, выделив им по 7 боекомплектов. Бойцы получили приказ не пропустить на мост ни одной вражеской боевой машины.

2 декабря 1941 года дивизия входит в подвижную группу 30-й армии. В задачу группы входило: развить удар в обход Клина с северо-запада, перехватить шоссе в районе Теряевой Слободы и отрезать противнику пути отхода на Волокамск.

9 декабря дивизия выходит на ближайшие подступы к Клину, полуокружив город с севера, северо-востока и юго-востока. Гитлеровцы яростно отбивались, часто контратаковали. Некоторые населенные пункты — Спас-Коркодино, Щапово, неоднократно переходили из рук в руки.

В течение 9-10 декабря были уничтожены сильные узлы сопротивления немцев в районе Завидово, Спас-Заулок, разгромлены 87 пехотный полк СС и 900 учебная бригада. Части 107 МСД преследовали противника и в течение суток с боями прошли 15-20 км, содействуя разгрому Клинской группировки противника.

15 декабря от вражеской оккупации был освобожден сам город Клин. С 17 декабря 1941 года части дивизии вели бои за овладение рубежом Ламы и к 21-му декабря вышли к реке Лобь.

По всей видимости, далее бои переместились на территорию Лотошинского района, который был полностью оккупирован немцами еще 7 ноября 1941 года.

Именно здесь, 5 января, близ одной из местных деревень, скорее всего — при выполнении очередного разведывательное задания и был убит красноармеец Поляков Владимир Афанасьевич. О силе боев в этой местности красноречиво говорит страшный факт — из 146 населенных пунктов к моменту освобождения (17 января 1942 года) уцелело лишь 20 деревень.

Через неделю после гибели Полякова В.А. 107 мотострелковая дивизия была «за проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужественность, дисциплину и организованность, а также героизм личного состава» преобразована во 2-ую гвардейскую мотострелковую дивизию, то есть во всей действующей армии. К сожалению, шансов вернуться домой у нашего красноармейца практически не было. Вскоре после освобождения Клина дивизия была переброшена подо Ржев, где шли страшные, кровопролитные затяжные бои, вошедшие в историю как «Ржевская мясорубка». 2-ая гвардейская МСД на начало августа 1942 года имела в своем составе более 8600 человек, а спустя 10 дней боев за несколько ржевских деревень поредела настолько, что через ее боевые порядки ввели в бой вышедшую из резерва 52 СД.

Прочитав вышеизложенное, становится понятно, почему столько лет судьба Полякова В.А. была неизвестной. На тяжелую боевую обстановку, сложившуюся на фронте, наложилась еще и специфика воинской специальности: разведчики как правило отправлялись на боевое задание без документов и наград, часто с фальшь-погонами (несоответствующим реальному воинскому званию) или вообще в форме противника. В случае смерти не на глазах у товарищей такой боец считался без вести пропавшим и установить его личность нашедшим тело было практически невозможно.

Теперь осталось установить лишь последнее: точное место захоронения. Дело в том, что деревни Ватюково на современных картах не существует, следовательно, скорее всего, захоронение либо было перенесено, либо находится на территории уже другого муниципального образования. Кроме того, есть подозрение, что правильное название населенного пункта все-таки «Батюково» — а это сейчас территория Старицкого района Тверской области. Так или иначе, все прояснит запрос в местную администрацию, который будет направлен в ближайшее время.

Также хочу обратиться к потомкам Владимира Афанасьевича, если вы прочли этот короткий рассказ, попрошу откликнуться и написать мне на почту: mar6941@yandex.ru.

Его двоюродная сестра, Блохина (Полякова) Мария Козьминична жива и в свои 87 лет — в памяти.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Не надо фраз про доблесть и отвагу

Слова — всего лишь навсего слова.

Мы здесь стояли. И назад — ни шагу.

Мы здесь лежим — зато стоит Москва.

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

04.09.2018 08:45

Имя воина: Григорий Фомич Антонов. Дата рождения: 1895 год. Место рождения: д. Дмитриевка, Никифоровского р-на, Тамбовской области. Воинское звание: красноармеец.

Дата смерти: пропал без вести в декабре 1941 года. Место смерти: неизвестно.

Родной брат моей прабабушки, Антонов Григорий Фомич, родился в 1895 году в деревне Димитриевка (современная Дмитриевка) Волчковской волости Козловского уезда Тамбовской губернии (ныне это Никифоровский район Тамбовской области).

Он оказался единственным мальчиком в многодетной крестьянской семье. Помимо Григория у родителей было четыре дочери: Марфа, Арина, Прасковья и Василиса (моя прабабушка).

Наша семья практически ничего не знает об этом человеке. Даже имя его стало известно волею случая.

Я заказывала в Государственном архиве Тамбовской области информацию о прабабушке Василисе, и там в качестве крестного её старшего сына Алексея значился «крестьянин деревни Димитриевки Григорий Фома Антонов», несомненно её брат.

Дальнейшая скудная информация основывается на материалах, взятых из сети, поскольку единственный ныне живущий человек, который теоретически мог знать Григория — моя бабушка — престарелая Блохина (Полякова) Мария Козьминична — ничего не смогла сообщить о нём, за исключением неподтвержденных данных о том, что в середине 30-ых годов Григорий Антонов с семьей мог проживать на территории Архангельской губернии (служившей местом высылки участников Тамбовского («Антоновского») крестьянского восстания, прокатившегося по Тамбовщине в 20-ых годах).

Из архивных источников известно, что Григорий Фомич Антонов был женат на крестьянке по имени Марфа Егоровна, у них был как минимум один ребенок — сын Николай (1914 г. р.) и на период начала Великой Отечественной войны семья проживала в деревне Дмитриевка Тамбовской области.

Отец и сын были одновременно призваны Волчковским РВК Тамбовской области в первую же волну мобилизации 23 июня 1941 года. Несмотря на почтенный для солдата возраст — 46 лет — глава семьи был направлен на передовую в пехотный полк (номер неизвестен) простым красноармейцем-стрелком.

После призыва Григорий Фомич успел прислать домой письмо, датированное 27 июля 1941 года. Вероятно, из учебного лагеря или по пути на передовую. После этого семья не имела о нем абсолютно никаких сведений, так как список, на основании которого учтен Антонов Г.Ф., относится к так называемым «послевоенным донесениям». Датирован 10 июля 1947 года, и не содержит информацию о номере полка или части, поскольку составлен путем простого «подворового» обхода местных жителей на предмет установления судьбы солдат, о которых в местном военкомате не было никаких известий к моменту окончания войны.

Напротив фамилии Антонова Г.Ф. значится лишь «считать без вести пропавшим с декабря 1941 г.». Учитывая, что по правилам воинского учета к предположительной дате пропажи без вести прибавлялось 3-4 месяца, то погиб он, скорее всего, уже осенью 1941 года, а возможно и раньше.

На долю Григория Фомича Антонова выпал самый страшный период войны – отступление 1941 года…

Красная армия один за другим вынужденно оставляла города и села, откатываясь все дальше на восток. Советские войска плохо снабжались пищей, оружием и боеприпасами, была нарушена координация родов войск и фронтовых соединений.

Все это в совокупности, а не приписанная зачастую органами «трусость», приводило к панике и оставлению боевых позиций.

Именно на первые месяцы войны приходится львиная доля безвозвратных потерь советской армии. Были убиты, умерли от ран, зачастую из-за нехватки медикаментов и несвоевременного оказания помощи, и до сих пор (!) числятся пропавшими без вести (преимущественно из-за неразберихи в учете личного состава) сотни тысяч советских солдат и офицеров.

Причина последнего — банальное отсутствие при себе красноармейских книжек, которые просто не выдавались солдатам и сержантам, призванным в первые месяцы войны. Теоретически бойцы должны были иметь при себе заполненные «смертные медальоны», но на практике этот вопрос в период мясорубки 1941 года никак не контролировался, а сами малограмотные красноармейцы и младшие командиры старались его не заполнять по причине распространенного суеверия, что тогда якобы «непременно убьют».

Скорее всего, оружием красноармейца Антонова была пятизарядная отечественная винтовка Мосина образца 1891/30 года. Реалии были таковы, что зачастую командованию приходилось бросать солдат в бой прямо с марша: уставших, плохо обученных, необстреленных. Часто атаковали бездумно в лоб, не задумываясь о потерях. Неслучайно главным спутником приближающегося наступления у солдат считалось появление канистр со спиртом близ передовой, поскольку без «наркомовских 100 грамм» командирам поднять бойцов в атаку под шквальный огонь на верную смерть было практически невозможно.

Даже этого небольшого количества водки с лихвой хватало для того, чтобы изнуренные красноармейцы изрядно пьянели. «Наркомовские», как правило, не закусывали. Считалось очень опасным идти в бой » с набитым брюхом», по солдатским поверьям ранение в живот при таком раскладе становилось смертельным. Из воспоминаний пожилого красноармейца, Савченко Меркулы Яковлевича, умудрившегося прослужить в пехоте 1418 дней и вернуться домой:

Придет солдатик, один день проживет, пойдет в атаку, тяжело ранят, жалостно покричит «Мама!», а вечером уже закапываем. Сколько я таких перехоронил за войну, теперь уже и не вспомню.

Уровень смертности в стрелковых частях действительно зашкаливал. Неслучайно «проштрафившимся» солдатам и командирам других родов войск грозили «списанием в пехоту» как одной из самых страшных мер наказаний. Выжить там было не просто сложно, а практически невозможно.

Я долго смотрела на текст донесения о безвозвратных потерях и думала: интересно, каким был этот мужчина? Как выглядел, чем жил? Удалось ли Ване хоть немного пройти фронтовыми дорогами или он погиб, как и многие пехотинцы, в первом же своем бою и просто остался незахороненным. Быть может, наш солдат погиб в плену? Немецкие архивы огромны и далеко не все находятся в распоряжении российской стороны, а уж Антоновых, у которых не указаны год и место рождения, там, что песка в пустыне.

А самое страшное, что людей с похожей, канувшей в вечное забвение судьбой у нас миллионы. Пропавшие без вести солдаты без могил.

К сожалению, нет никаких оснований полагать, что судьба красноармейца-стрелка Антонова Григория Фомича когда-нибудь проясниться, разве что произойдет небывалое, его останки и заполненный смертный медальон найдут поисковики. Хотя одно чудо уже произошло — я узнала о его существовании.

С уважением к Вашим трудам по увековечиванию памяти павших воинов, Мария Блохина

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте

www.stroimmonastir.ru


30.08.2018 12:30

«О деде я знаю не очень много. С детства помню только одно: он пропал без вести. И бабушка моя умерла именно с этим пониманием: ее муж ушел на войну ополченцем и исчез, не вернулся. Знали только, что следы его потерялись где-то под Смоленском.

После войны к бабушке приезжал один из однополчан деда и рассказывал, как они пытались выйти из окружения. Говорил этот боевой товарищ так: он, мол, пошел посмотреть, где дорога, а когда вернулся на место, увидел глубокую воронку от снаряда и никаких признаков человека.
Так мы и думали: разметало его. Погиб. Как бабушка говорила, сгинул.

Дед Иван был охотник и уходил на фронт со словами: «Я белку в глаз бью, неужто в немца не попаду». Со своим ружьем охотничьим и в белых парусиновых туфлях. Пешком шел до Можайска. Последнее, что помнит моя мама: как дед их отправлял в деревню, они стояли на перроне, ждали поезда. Мама была у него на руках. И вдруг он ее поставил, куда-то отбежал и вернулся с кульком конфет. Вот и все.

Для меня важно, что матушка Ангелина из Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря под Вязьмой взяла дедушку на вечное поминовение. Мне очень жалко деда. Я все время убеждаю себя, что его гибель была не напрасной, не бессмысленной, убеждаю и убеждаю…

Когда я начала разыскивать деда, меня потрясли очень многие вещи. Сведения о том, что он погиб в плену, были внесены в его дело в 1946-м году. Есть такая отметка на карточке военнопленного. И никто не посчитал нужным сообщить об этом семье. Бабушка умерла в 1987-м году, так ничего и не узнав.

После долгого и упорного розыска, исследования архивных материалов, следы деда мы нашли в немецком лагере Шталаг III Б (Stalag III B).

Мы съездили на место лагеря. Это в Германии, рядом с польской границей. Город называется Айзенхуттенштадт (Eisenhüttenstadt), земля Бранденбург. Какое-то время город по злой иронии носил название Сталинштадт, а до войны — Фюрстенберг на Одере (Fürstenberg an der Oder).

Из лагеря мы привезли немного земли. Теперь земля эта покоится рядом с могилой бабушки. А туда, в лагерь, тоже отвезли землю. Ту, что взяли на родине деда, возле огромной старой липы. Она уж точно и деда, и всех наших пращуров помнит».

Юлия Зайцева

Записать имя воина на вечное поминовение можно на сайте www.stroimmonastir.ru

29.08.2018 14:33

Как строятся монастыри? На Небесах или на земле?

Сестры Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря под Вязьмой, прихожане и благотворители вспоминают, что ещё десять - пятнадцать лет назад, когда смотрели на чистое поле, человеческими усилиями поверить в то, что здесь будет монастырь, было не возможно. Но так открывается воля Божия о нас и об этом месте: сюда, на место боёв октября 1941 года приезжают люди, словно случайно или с кем-то за компанию, а остаются в нашей семье прихожан навсегда. И так день за днём, год за годом, кирпичик за кирпичиком возводится обитель. Здесь. На земле, пропитанной кровью наших отцов и дедов. И молитвой воинов, ушедших ко Господу в годы Великой Отечественной войны и предстоящих Его Престолу за всех нас, - там, на Небесах. Так через строительство монастыря мы лучше узнаем себя и историю своего рода, учимся помнить и благодарить наших предков, молиться о них. И рассказываем о дедах и прадедах нашим детям. Имена, судьбы, молитвы. Вот наши кирпичики в стенах монастыря поминовения воинов. Это наша #жизнь Мы приглашаем Вас принять участие в строительстве монастыря поминовения воинов вместе с нами.

#вязьма #монастырь #великаяотечественная #жить #память #ВОВ #вечноепоминовение

28.08.2018 12:36




    65

    Поддержало

    602 532

    собрано из 600 000 р

    0

    Осталось

    27.11.18
    Дата завершения


    Автор проекта: Галина Храмцова

    Вконтакте: fond_feodora_stratilata

    Facebook: stroimmonastir.ru/

    100р или больше

    0 поддержавших

    Персональное благодарственное письмо по электронной почте

    500р или больше

    4 поддержавших

    Свидетельство на именной кирпичик

    1 000р или больше

    1 поддержавший

    Свидетельство на именной кирпичик и памятный подарок с символикой "Строим монастырь всем миром"

    5 000р или больше

    0 поддержавших

    Свидетельство на именной кирпичик и фирменный знак участника "Строим монастырь всем миром"

    10 000р или больше

    0 поддержавших

    Свидетельство на именной кирпичик, фирменный знак участника "Строим монастырь всем миром" и персональное приглашение на престольный праздник Покрова Пресвятой Богородицы